Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 11.04 77.17 0
EUR 11.04 91.78 0
Архив номеров

ПОЖЕРТВУЙТЕ НА РЕБЕНКА!

2016-01-26

Отличить настоящих волонтёров от мошенников крайне сложно. Их можно встретить в торговых центрах и на улицах городов. Они держат в руках ящики для сбора денег – как правило, на дорогую операцию ребёнку – и призывают внести посильную лепту. Часть из них – искренние волонтёры-бессребреники. А другие просто пытаются заработать на вашей отзывчивости и доброте. Отличить первых от вторых порой не удаётся даже полиции и органам власти.

Помните госпожу Беладонну из советского мультика про поросёнка Фунтика? Она заставляла анимационного героя просить деньги на бездомных поросят. Но времена изменились, и коллективная госпожа Беладонна сменила тактику. Сегодня в Белгородской области можно встретить волонтёров, собирающих деньги от имени ростовских, воронежских и даже омских благотворительных фондов.

Возможно, кому-то из читателей приведённый ниже текст покажется чересчур жёстким и циничным. Но, на наш взгляд, эта жёсткость оправдана.

Если бы я был мошенником, я бы зарегистрировал в Белгородской области благотворительный фонд. Взял бы в Интернете типовое положение о благотворительном фонде, выбрал бы самые общие формулировки – и в итоге сочинил бы свой вариант. И пусть бы только региональное управление Минюста попробовало отказать мне в регистрации – формальных оснований, знаете ли, нет.

Я бы нанял бухгалтера по договору. И взял бы на работу волонтёрами либо студентов (им можно меньше платить или даже не оформлять по Трудовому кодексу), либо менеджеров по продажам с большим опытом и знанием маркетинговых технологий.

Потом я заглянул бы в социальную сеть «Одноклассники» и нашёл бы в ней сообщество, в котором родители собирают деньги на лечение или реабилитацию больного ребёнка. Лучше всего подают именно на детей: неслучайно в белгородских маршрутках бродят тётки «сами-мы-не-местные» с малютками на руках. Их жалеют, им подают – я сам видел.

Я бы явился к родителям в образе праведника, жаждущего помочь больному малышу. Сочувственно кивал бы, слушая рассказ об операции, которую нужно сделать в дорогой немецкой или израильской клинике. Попросил бы ксерокопии документов о том, что Ваня Иванов действительно нуждается в дорогостоящем лечении за границей. Оформил бы доверенность от родителей, что, мол, они действительно поручают мне собирать деньги на их ребёнка.

Потом я заказал бы сайт – какой-нибудь дешёвый вариант от студента-программиста. Разместил бы на сайте уставные документы. Фотографии улыбающихся волонтёров. Обязательно раздел «СМИ о фонде».

Потом заказал бы ящики для сбора помощи с фотографией Вани Иванова и телефоном его мамы (если маме позвонят – она с готовностью подтвердит, что мои волонтёры не врут: деньги действительно поступают её сыну). Ящики раздал бы волонтёрам. Ещё снабдил бы их всеми ксерокопиями – на случай проверки документов полицией или бдительными горожанами.

Затем бы я пошёл в крупные торговые центры. Ну, чтобы они разрешили моим волонтёрам собирать пожертвования на их территории. Торговые центры – это лучшее место: сюда люди как раз и приходят для того, чтобы тратить деньги. В одном из торговых центров мне бы, конечно, повезло: сердобольная директорша непременно проникнется моими благородными помыслами и разрешит моим волонтёрам стоять с ящичком забесплатно. Но в других торговых центрах народ прекрасно понимает, что к чему.

Разумеется, они потребуют от меня поделиться и направят в свой отдел маркетинга. Я бы устроил небольшую сцену («Как вы можете наживаться на больных детях!»), но после некоторого торга, конечно, согласился бы платить за то, что мои волонтёры стоят на входе.

Потом я провёл бы тренинг для сотрудников. Но не по волонтёрству, а по технологиям эффективных продаж. Чтобы они умели красиво продавать болезнь Вани Иванова, который остро нуждается в операции. Чтобы люди платили за это ощущение – ощущение того, что ты помог нуждающемуся ребёнку. Клиент платит не просто так – «волонтёр» продаёт ему это ощущение, понимаете?

В общем, я бы построил такую сетевую структуру. И эта сеть стала бы давать деньги. Каждый день я бы вскрывал эти ящики. Половину денег оставлял бы себе. Ещё процентов сорок тратил на оплату труда волонтёров, бухгалтера и тех, кто разрешил моим ребятам стоять на входе.

А ещё десять процентов я вкладывал бы в пиар. Но только я бы не называл это пиаром, потому что со стороны такие вещи как раз и выглядят как благотворительность. Часть денег отдавал бы маме Вани Иванова – и она бы неустанно благодарила меня и мой фонд на своей страничке в «Одноклассниках». Ещё часть денег тратил бы на красивые акции вроде волонтёрских поездок в детские дома с недорогими подарками. В такие поездки надо обязательно брать с собой фотоаппараты и журналистов. Фотографии можно будет разместить на сайте. А наивные журналисты напишут, какие замечательные вещи делает мой благотворительный фонд. Эти публикации или там новостные видеоролики местной телекомпании тоже нужно размещать на сайте. Потому что задача пиара – формирование доверия между производителем услуги и её потребителем. Производитель услуги - это фонд. Потребитель – это вот та сердобольная женщина с нищенской зарплатой, которая только что отоварилась в супермаркете самыми дешёвыми продуктами и всё-таки не смогла пройти мимо ящика с фотографией больного мальчика Вани. Она должна прочитать в газете или в Интернете, какие мы молодцы.

Если бы дела пошли хорошо, я бы начал открывать филиалы, тиражируя успешный опыт, как предписывает заокеанский учебник по сетевому маркетингу. Сначала в соседних регионах: Курске и Воронеже, чтобы было проще администрировать. Потом можно замахнуться на Орёл, Тулу или Москву (хотя нет, в столице рынок давно поделён и конкуренция жёсткая – лучше не соваться).

Никто и никогда не смог бы меня поймать за руку.

Налоговая служба? Так ведь 90% содержимого ящиков не проходило бы по бухгалтерской ведомости.

Минюст? Так ведь я бы каждый год сдавал им необходимую отчётность.

Трудовая инспекция? Пусть придёт в торговый центр и расспросит моих работников – они скажут, что волонтёрствуют тут не за деньги, а на общественных началах. Как там эта журналистка свой текст про нас назвала? «По зову сердца» – вот так трудовой инспекции и ответим.

Полиция, говорите? А как она сможет проконтролировать, сколько денег попало в конкретный ящик и какую часть из них я присвоил?

Думаете, поймают за руку бдительные граждане? Пусть только попробуют что-нибудь сделать – получат гневную отповедь от Ваниной мамы, директора детского дома и журналистки местной газеты, которая освещает наши пиар-акции (только тс-с, она не должна знать, что это пиар!).

Или, быть может, вы полагаете, что меня приструнят настоящие честные волонтёры, которым претит соседство волонтёров фальшивых? А чем они, эти наивные студентки, обучающиеся по направлению «социальная работа», смогут доказать, что я присваиваю большую часть денег?

Наверное, в этом месте надо извиниться за чудовищный цинизм всего вышеизложенного. Я приношу извинения читателям – и за цинизм, и за то, что рассказал о схеме обмана в СМИ (вдруг кто-то и впрямь возьмёт эту технологию на вооружение). Я также хочу извиниться перед настоящими (!) благотворителями, у которых из-за этой публикации возникнут проблемы со сбором средств на реальные (!) нужды реальных людей.

И всё же прошу ещё раз перечитать приведённые выше абзацы, но уже без частицы «бы». Чтобы вы понимали: технологию уже и так взяли на вооружение. Вышеописанная система работает не гипотетически, а на самом деле. В Белгородской области, как и по всей России, есть настоящие волонтёры, движимые желанием оказать помощь тем, кто в ней нуждается. А рядом с ними работают «благотворительные фонды», которые успешно используют технологии сетевого маркетинга и пробелы в законодательстве для обогащения их участников.

Возможно, лучшее решение для тех, кто хочет помочь ближнему, – найти по соседству того, кто действительно нуждается в помощи, а не прибегать к услугам «посредников». Присмотритесь к организации, которая собирает деньги. Присмотритесь к людям, которые занимаются этим делом. Предупреждён – значит вооружён.

О. ШЕВЦОВ

1250

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom